Российские ударные беспилотники летят за горизонт распилов




Крайне высокий КПД применения ударных беспилотников Турцией в Сирии и Ливии, против как сил Башара Асада и Халифы Хафтара, так и поддерживающих их подразделений РФ, лишний раз обратил внимание российских силовиков на эффективность этих систем в современных условиях ведения боевых действий.

Между тем, в то время, как Турция уже давно освоила производство ударных БПЛА, для России это поприще по-прежнему остается весьма туманной перспективой. И это при всем при том, что уже годами в этом направлении ведутся разработки и даже выполняются испытательные полеты некоторых образцов. Правда, не всегда успешные, например как рухнувший год назад в Рязанской области БПЛА “Орион”.

И, возможно, зависть к турецким успехам, побудит Россию к рывку на данном поприще? Так, на днях стало известно, что в Татарстане намерены реализовать масштабный проект по созданию тяжелого БПЛА. И под это Уральскому заводу гражданской авиации выдают масштабные производственные мощности Казанского Вертолетного Завода, а также объекты Опытно-конструкторского бюро имени М. П. Симонова. Того самого ОКБ им. Симонова, которое с 2011 года не может довести до ума проект тяжелого БПЛА, а главного конструктора ОКБ Александра Гомзина обвинили в нецелевом расходовании бюджетных средств.

В принципе, этот процесс стал не внезапным, а представляет собой долгоиграющую историю, ведь еще в 2019 году российские СМИ широко пиарили заключение контракта по созданию разведывательно-ударного комплекса «Альтиус-У» («Альтаир»).

И вот, казалось бы, светлое будущее российских ударных беспилотников не за горами, и наконец-то, без малого, 10 лет спустя, у “Альтиуса-У”, он же «Альтаир», жизнь наладится! А вот и нет…

Прежде всего, те площади, которые выбивает под себя Уральский завод гражданской авиации, не подходят для реализации проекта тяжелого БПЛА, потому как они годами находились в заброшенном состоянии. Чтобы их привести в надлежащее состояние, необходимы не только дополнительные средства, но и соответствующие сроки.

Второй момент, УЗГА никогда не занимался настолько сложным проектом, как тяжелый беспилотный летательный аппарат. Вершиной его опыта на беспилотном поприще является лицензионная сборка израильского БПЛА BirdEye 400, который в РФ выходит под названием «Застава» и Searcher Mk II, он же — «Форпост».

И третий момент, который в некотором смысле представляет собой совокупность двух вышеописанных.

Компания, которая не имеет опыта производства тяжелых БПЛА, подминает под себя производственные мощности, которые требуют серьезных финансовых вложений и затрат человеко-часов, будет заниматься летательным аппаратом, который на сегодняшний день взлетал исключительно разгруженным. Грубо говоря, в базовой комплектации, обеспечивающей исключительно полет, но без дополнительного электронного оборудования, не говоря уже о вооружении. Звучит, мягко говоря, парадоксально.

Подведем итоги? А итоги банально просты. На фоне того, как Турция в режиме 24/7 демонстрировала свое превосходство в условиях ведения современных боевых действий с тотальным аннигилированнием как стандартной сухопутной техники, так и средств ПВО (ЗРПК “Панцирь-С1”), в России решили придать особой актуальности разработке своих беспилотных технологий. При этом полностью сменив разработчика, де-факто, можно считать, что эти разработки стартуют с нуля. Логика? Логики ноль. А там, где отсутствует логика, там присутствует банальный распил, который на общей актуальности темы ударных БПЛА позволяет пилить еще больше, чем прежде.

Возникает другой вопрос, а как часто на фундаменте распилов рождалось нечто качественное, эффективное и действенное? Ответ на этот вопрос прост…

Аминь!
Комментарии:
Comments System WIDGET PACK
Статьи
История

«    Август 2020    »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31