Отстоять Идлиб. Как Эрдоган всех переиграл в Сирии и почему это хорошо для Украины



Кремль в очередной раз почувствует турецкий "нож в спину", но предпочтет особо не возмущаться

Судя по пресс-конференции, последовавшей за российско-ирано-турецким саммитом по Сирии, состоявшимся в Анкаре, гостям не удалось добиться от хозяина мероприятия согласия на уничтожение города Идлиб вместе с расположенной вокруг него последней оставшейся в Сирии "зоной деэскалации". Это видно и по иранской критике прошлогоднего турецко-российского соглашения о ее временном (как тогда казалось) сохранении, и по тому, что президенты Рухани и (особенно) Путин вместо рассказа об успехах переговоров были вынуждены развлекать зрителей откровенным троллингом американцев и пострадавших от атаки дронов на нефтеперерабатывающие заводы саудитов.

Бессильный тролль

Предложение купить российские С-300 или С-400 для защиты аравийского неба — типичный пример гопнической политики Кремля, когда лоху сначала создают неприятности, а затем предлагают их порешать за определенную мзду. Впрочем, на то он и лох, чтобы набиваться к нему в решалы даже там, где это выше твоих сил. Ведь единственное, что Кремль в данной ситуации сможет сделать, — это получить посредничество, а повлиять на ситуацию — вряд ли. От него уже и в Сирии зависит куда меньше, чем это пытаются показать российские СМИ, и роль Москвы продолжает снижаться.

Что попытки уломать Турцию позволить зачистить последнюю сирийскую "зону деэскалации" в Идлибе провалились, стало ясно, когда выяснилось, что двусторонняя встреча между Эрдоганом и Путиным длилась вдвое дольше, чем трехсторонний саммит. Хотя провал этих попыток был очевиден еще раньше — когда Эрдоган заявил о возможном проведении в октябре в той же Анкаре нового саммита, теперь уже при участии Турции, России, Германии и Франции. О чем бы Эрдоган стал говорить с Макроном и Меркель через месяц, если бы сейчас позволил Путину, Рухани и Асаду стереть Идлиб с лица земли, как они это сделали, например, с Алеппо?

В целом в Анкаре во многом повторилась прошлогодняя встреча в Тегеране "астанинской тройки", о которой "ДС" тогда подробно писала. С той лишь разницей, что Москву и Тегеран (и не представленный на встрече Дамаск, конечно же) уже очень сильно раздражало то, что Анкара выступает против зачистки Идлиба, но в то же время постоянно говорит о желании зачистить от курдов север Сирии. Это уже выглядело не просто как двойные стандарты, а как черчиллевское "не смейте перебивать меня, когда я перебиваю вас".

Ряд обозревателей предположили тогда, что Эрдоган подобными приемами тянул время, намереваясь дождаться, когда Россия и Иран из-за нехватки денег свернут свое присутствие в Сирии, и попросту аннексировать Идлиб и прилегающие к нему территории. Однако планы у турецкого президента, похоже, пограндиознее. И затеянное им не только в окрестностях Идлиба, но и по всей (как минимум) Северной Сирии, еще доставит Кремлю много неприятных моментов.

Поэтому не зря вызвала смех очередная российская победа ртом Сергея Лаврова, заявившего, что война в Сирии закончена. В конце минувшей неделе глава МИД РФ в интервью газете "Труд" сказал буквально следующее: "Война в Сирии действительно закончилась. Страна постепенно возвращается к нормальной, мирной жизни". Так что теперь, по его словам, первоочередными задачами в этой стране являются оказание гуманитарной помощи и "поддержка политического процесса по урегулированию кризиса". И это даже несмотря на наличие признанных самим же Лавровым "очагов напряженности" — неподконтрольных асадовскому правительству территорий в той же провинции Идлиб и в районе восточного берега реки Евфрат.

Даже среди российских журналистов и "экспертов" столь бодрые реляции министра вызвали весьма неоднозначную реакцию. Здесь показательны слова доселе стабильно "колебавшегося в соответствии с линией партии" любителя порассуждать о провалах США и "гражданской войне в Украине" главного редактора ИА "Реалист" Саркиса Цатуряна: "По словам министра, страна возвращается к нормальной жизни. Но какая страна? Под страной Лавров имеет в виду Алавистан? На самом деле конфликт продолжается, поскольку Турция, США и сирийские курды до сих пор не могут поделить между собой север Сирии. Дамаску, Тегерану и Москве еще предстоит очистить САР от оккупационных сил. Если Россия говорит, что война закончилась, значит, она признает Сирию в новых усеченных границах. А Дамаск в курсе такого признания? Зачем Россия вступала в сирийский конфликт? Чтобы узаконить власть Турции и США над севером САР?"

В Кремле этого мнения наверняка не услышат. Хотя оно прямо указывает на территорию, где, скорее всего, и будет вырисовываться будущее Сирии, а возможно, и всего Ближнего Востока, что, в свою очередь, может оказать влияние и на общемировые процессы.

Кстати, о курдах

В тот же день, что и заявление Лаврова, появилась информация о возможном расширении американцами своего присутствия вдоль сирийско-турецкой границы. Согласно сообщениям CNN и New York Times Пентагон готовится добавить еще около 150 военнослужащих к тем силам, которые уже размещены на северо-востоке Сирии в составе совместных с турецкими войсками наземных патрулей. Эта новость, во-первых, совсем не соответствует намерениям Дональда Трампа вывести войска из САР, о которых он заявил в декабре прошлого года, спровоцировав отставку министра обороны Джеймса Мэттиса. А во-вторых, свидетельствует о приближении (или даже уже наличии) некоего американо-турецкого компромисса по поводу создания в Северной Сирии буферной зоны, которую Турция считает жизненно необходимой для безопасности своей южной границы. Мол, она обеспечит безопасность турецких территорий от курдских вооруженных формирований, которые в Анкаре считают террористическими.

В Вашингтоне же считать курдские "Сирийские демократические силы" (СДС) террористами никогда не желали и, наоборот, были им благодарны за разгром формирований ИГИЛ в Восточной Сирии. Поэтому и сопротивлялись так долго намерениям своего самого восточного союзника по НАТО провести "окончательное решение курдского вопроса" при помощи военной операции, подобной прошлогодней "Оливковой ветви", о которой "ДС" подробно писала. Но, видимо, Анкара уже совсем близко подошла к началу самостоятельной кампании против СДС, что грозило бы не только гуманитарной катастрофой в Сирийском Курдистане, но и возможным изменением расклада сил во всей Сирии. Ведь Москва и Дамаск очень бы хотели, чтобы Турция сцепилась с проамериканскими курдами (вялая реакция Кремля на "Оливковую ветвь", за которую курды обвинили его в предательстве, тому подтверждение).

Оставшись один на один против турок, курды могли бы даже замириться с Башаром Асадом, чтобы избежать разгрома. Или как минимум оттянуть силы с южной части своего анклава — с тех самых нефтяных полей, из-за которых в феврале прошлого года бесславно полегло пару сотен пригожинских "ихтамнетов" (впрочем, интересы там, судя по сообщениям российских СМИ, имеет не только путинский "повар", но и его секретарь питерских времен — глава "Роснефти" Игорь Сечин). А это очень помогло бы испытывающему дефицит и углеводородов, и денег, которые можно было бы за них выручить, Дамаску и опекающей его Москве реализовать те планы, которые сорвали американцы, покрошив ЧВК Вагнера.

Так что Вашингтону пришлось приложить усилия, чтобы уговорить курдов пустить силовиков Анкары на контролируемую ими территорию, в частности, в городок Телль-Абьяд, с которого в начале сентября и началось совместное американо-турецкое наземное патрулирование. Станет ли это началом создания 30–40-километровой буферной зоны, о необходимости которой так долго говорили турки, пока можно лишь гадать. Вполне возможно, что американцам придется жестко поставить курдов перед фактом создания таковой, ссылаясь на упрямство или даже упоротость Эрдогана в данном вопросе. И курдам придется согласиться на отдачу под турецкий протекторат части своей территории, чтобы не потерять всю. Ведь без американской поддержки ни против турок, ни против асадовских сил, которые поддерживает российская авиация, у них шансов нет.

Но, возможно, найдется и другое решение, при котором будут "и турки сыты, и курды целы". Оно может выражаться в том, что "буферность" 40-километровой полосы сирийской территории вдоль границы с Турцией будет обеспечиваться не столько наличием там силовиков Анкары, сколько сильным разбавлением местного курдского населения арабами и туркоманами, ныне пребывающими на турецкой территории в качестве беженцев или же готовящихся стать таковыми в случае все же возможного сирийско-ирано-российского наступления на Идлиб.

Понятно, что курдам этого не особо хотелось бы, тем более что среди переселенцев окажется немало представителей турецких "прокси", воевавших против исламистов и асадистов на западе страны (особенно если Анкаре в силу каких-либо причин не удастся-таки предотвратить уничтожение Идлиба). Но все же это не будет практически прямая оккупация части подконтрольной им территории Турцией. Да и склонять их к "гуманитарным соображениям" будут, скорее всего, не только американцы, но и немцы с французами, о более активном участии которых в разрешении сирийского кризиса в последнее время говорят все чаще. Финансирование восстановления разрушенного войной со стороны Вашингтона, Берлина и Парижа вкупе с их гарантиями (скорее всего, подкрепленными военным присутствием), что протурецкие пришельцы не станут вырезать курдов, смогут убедить последних "потесниться". Тем более что сделано это будет для недавних как бы товарищей по оружию, воевавших против тех же врагов, — Асада и ИГИЛ.

Чей зонтик больше

Риторика Эрдогана, недавно (уже после начала совместного с американцами патрулирования) обвинившего США в продолжении сотрудничества с курдскими Отрядами народной самообороны (часть СДС), которые Анкара считает подразделением названной ею террористической Рабочей партии Курдистана, вроде бы делает реализацию данного сценария маловероятной. Но иногда на слова политика, который думает о следующих выборах, следует обращать меньше внимания, чем на слова государственных СМИ. А центральные турецкие телеканалы не только транслировали в прямом эфире первое совместное американо-турецкое патрулирование севера Сирии, но и убеждали зрителя в том, что оно является частью дипломатической победы президента Эрдогана. Из чего можно сделать вывод, что в Анкаре как минимум смирились с совместным с американцами и европейцами контролем над Северной Сирией. А может, и вполне рады ему, в особенности если щедрые финансовые вливания Вашингтона, Берлина и Парижа помогут выпихнуть на эти территории большую часть из почти четырехмиллионной армии беженцев, создающих весьма ощутимые неудобства для не особо здоровой турецкой экономики.

В пользу возможности "большой сделки" между Вашингтоном и Анкарой по Сирии говорят и появившиеся недавно сообщения о грядущем потеплении отношений между этими двумя столицами. Якобы Эрдоган во время недавнего телефонного разговора с Трампом сказал, что решение США вывести Турцию из программы F-35 стало очень неприятным для его страны, и выразил заинтересованность в покупке американских систем ПВО Patriot. На что Трамп, как сообщают турецкие СМИ, ответил: "Если вы приобретете Patriot, то вопрос с истребителями F-35 будет решен. Но для этого вам придется просто не вытаскивать С-400 из упаковки".

Что ответил своему американскому коллеге Эрдоган, не сообщается, но последовавшее вскоре его заявление о том, что "Турция не намерена отказываться от наших союзников и от членства в НАТО", говорит само за себя. Вряд ли, конечно, российские ракеты останутся нераспакованными. Скорее их будет ждать судьба С-300, проданных Россией Греции, а впоследствии досконально изученных американцами и израильтянами.

Кремль, конечно же, в очередной раз почувствует турецкий "нож в спину", но предпочтет особо не возмущаться и из-за "Турецкого потока", и из-за возможностей Турции создать проблемы и Дамаску, и Москве. Ведь и так реализация договоренностей Анкары с Западом по курдам отрезает Дамаск от месторождений полезных ископаемых северной и восточной частей Сирии, вешая содержание оставшейся под властью Асада территории на российский бюджет (что не может не радовать Украину: чем больше московских денег уйдет на Ближний Восток, тем меньше достанется террористам из ЛДНР). А возможности влиять на часть антиасадовских сил в Идлибе может оттянуть или вообще сделать невозможным установление Дамаском контроля над еще занятыми оппозиционерами и исламистами территориями, с которых кто-то из них к тому же запускал атаки дронов на российские военные объекты. Ну а рассчитывать от турок на что-то большее, чем нейтралитет, Кремлю не приходится. Недавний американский авиа- или ракетный удар по лагерю "Аль-Каиды" в Идлибе, произведенный без предупреждения россиян, которые при этом никак ему помешать не смогли, показал Эрдогану, чья дубинка длиннее и чей зонтик больше. Не зря же за ним последовали и сентенции турецкого президента о верности НАТО.
Статьи
История

«    Октябрь 2019    »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31